О Сергее Довлатове в Одессе

2:32  |  02.11.2019

Отрывок из автобиографической повести одесского историка Андрея Олеговича Добролюбского «Одиссея одного археолога».


«…И тут приехал ее муж. Я его запомнил, потому что это был такой здоровенный дядька с бородой. Его звали Сережа. И, как муж Аси, он был допущен нашей семьей в сад, в смысле – в дом. Видимо, между супругами произошла какая-то ссора. Или сцена ревности. Они поругались и не разговаривали дня два или три. Я понятия не имел, кто он такой. И лишь много позже узнал, что это был Сам Довлатов. Короче говоря, Ася ушла на пляж одна и не взяла его с собой. Довлатову было нечего делать, и он тоже шлялся по саду, как и я. В итоге, мы вместе пошли на пляж. Я ему тогда, наверное, заменил Асю.

Читайте также: Великая поэтесса Серебряного века, Анна Ахматова и Одесса

Мы купались на Аркадийском мысу, где в то время еще были скалы. Плавали мы оба великолепно. Я в то время еще не выполнил мастерскую норму, был только кандидатом в мастера спорта. Когда заходили в воду, Сережа повернулся ко мне и говорит: «Настоящий мужчина не должен бояться заплывать далеко». Я сказал, что вовсе не боюсь. И мы с ним поплыли к фарватерному бакену. По дороге о чем-то беседовали. Не помню, о чем. Но помню ощущение сильного обаяния и остроумия. Кажется, он говорил, что мужчина должен также хорошо плавать, как Байрон. Ибо Байрон писал, что настоящий мужчина обязан обладать всего двумя умениями: драться и плавать. Этот бакен находился километрах в полутора от берега.

Прицепились к бакену, отдохнули. Когда поплыли назад, нас заметили со спасательной станции, послали катер, хотя мы совершенно не собирались тонуть. Нас вытащили на борт и сказали: «Нарушаете», после чего отвезли на берег. Довлатов был первым человеком в моей жизни, от которого я слышал необычайно виртуозную ругань. Ругался он несколько минут подряд, очень мало повторяясь. Было красиво, я тогда впервые ощутил, что и матерная брань в хороших руках, или устах, может оказаться весьма эстетичной. Я был воспитан своей бабушкой, и поэтому испугался, когда узнал, что «нарушаю». Короче, нас оштрафовали. А мы в одних плавках, денег при себе нет. Довлатов решил откупиться. Где он взял деньги, я не понял. Я даже не понял, кто кому ставил…

Читайте также: 7 самых маленьких одесских достопримечательностей

Короче, в те времена на пляжах продавалось вино в бочках, «столове рожеве». Стакан стоил восемнадцать копеек. В общем, Довлатов как-то ухитрился им поставить, чтоб они отстали. Все тут же нашли общий язык и радостно выпили. Мне, по малолетству, выпить не дали. Спустя несколько лет я познакомился с Женей Рейном и понял, что Довлатов по сравнению с ним вовсе и не матерился, а изъяснялся изысканнейшим языком, скажем, Мережковского, Марселя Пруста или Оскара Уайльда…»

Нажмите , чтобы читать в Фейсбуке!

Если вы нашли опечатку на сайте, выделите ее и нажмите Ctrl+Enter